"Salus populi suprema lex est"
Международное общественное объединение

1872 - 2018

Russian Physical Society, International

Международное общественное объединение Русское Физическое Общество (сокращённо – РусФО, RusPhS) - добровольное объединение учёных, инженерно-технической интеллигенции, изобретателей, предпринимателей для совместной интеллектуальной и научно-практической деятельности в области естествознания, - науки о природе.
Научная цель: построение единой физической картины мира и поиск основной целевой функции человечества.

Шилов Ю.А. Актуальнейшие задачи...



Открытое письмо Ю. А. Шилова

В. Г. Родионову - издателю и гл. редактору журнала «Русская Мысль»
 

Глубокочтимый Владимир Геннадьевич!

Случилось так, что с журналом «Русская Мысль» (далее - РМ) я обстоятельно познакомился после публикации моих «Записок археолога» (РМ, 1993, ? 3 -12). Ваш журнал произвёл на меня очень сильное впечатление. Впервые я уяснил для себя существование и предназначение альтернативной науки, её актуальнейшее значение для России, для мира...

Спешу поделиться соображениями, которые находятся в русле публикаций журнала «Русская Мысль».

   
АКТУАЛЬНЕЙШИЕ ЗАДАЧИ ИСТОРИИ И РОДСТВЕННЫХ НАУК (археологии, этнографии и др.)

  
Шилов Ю. А.

  
1. ВРАТА БЕССМЕРТИЯ

Известно крылатое выражение Ф. М. Достоевского, что в основе личности, народа, культуры лежит идея бессмертия души. Печальная история советского «материализма» вкупе с его «атеизмом» служит хорошим подтверждением (от противного) великой сей истины. Отсюда следует, что стержнем возрождения национальной - и не только русской, но и любой - культуры должна стать концепция Бессмертия.

Доныне монополистом такой концепции была религия, церковь, - теперь же должна стать наука (в своём всё прогрессирующем синтезе с философией, религией, искусством). Такая перемена обусловлена не столько обветшалостью и заидеологизированностью религиозных учений, сколько законами развития - спирального, пульсирующего, вращающегося (см. статьи В. Н. Мамонтова и Г. В. Морозова в журнале «Русская Мысль» (далее - РМ) 1992, ? 1; И. П. Верменчука и Г. В. Морозова в РМ 1993, ? 1-2). Человечество вступает в канун новой весны - где, как и в предыдущей (оставшейся у истоков цивилизации, в VII-... тыс. до н. э.), наука, философия, религия, искусство выступали не порознь, а в нерасчленимом единстве... В связи с вышеизложенным весьма своевременными, к тому же глубокими, представляются статьи М. Д. Руденко, рассматривающего геокосмические и социально-экономические основы истории и ошибочные отступления от них «исторического материализма» (РМ, 1991), Н. И. Кобозева, В. П. Казначеева, О. С. Ткаченко, Л. Г. Антипенко, Г. Н. Петраковича, рассматривающих различные аспекты физики мысли и духа (РМ, 1992, ? 1; 1993, ? 3-12). Эти публикации позволили мне - археологу и историку - сделать существенные шаги в реализации своей давней мечты: раскрыть тайны Бессмертия, в той или иной мере известные создателям древних кладбищ и святилищ.

Как выглядят Врата Бессмертия в курганах Северного Причерноморья IV-I тыс. до н. э.?

Не стану рассказывать о своих раскопках 1971-1991 гг. [1], - остановлюсь на курганах Цегельня и Кормилица, исследованных в 1992-1993 годах в устье реки Псёл.

Эти два кургана и сопутствовавшие им памятники располагались в зоне мощнейшей магнитно-радиационной аномалии; их раскопки обусловлены расширением карьера Полтавского горно-обогатительного комбината. Как установил недавно на основании космо- и аэрофотоснимков геолог Р. С. Фурдуй [2], Цегельня и Кормилица стояли внутри клинообразного тектонического разлома и строго на линиях двух смыкающихся выходов мантийных каналов (аналоги см.: О. С. Ткаченко, РМ 1993, ? 3-12).



 

Рис. 1. Змеевидные рвы святилища и первичной насыпи (внизу), а также её первой досыпки (вверху) из древнейшего в мире арийского кургана Цегельня в устье реки Псёл. Первая половина IV тыс. до н.э.

 

Цегельню можно считать древнейшим в мире курганом; здесь прекрасно отразился переход от до- к -курганному обряду начала IV тыс. до н. э. (рис. 1). Сначала было создано (1) святилище - змеевидный ров с культовой ямой-«яйцом» возле хвоста. Данная мифологема была повторена и в заложенном рядом (2) кургане; «змею-с-яйцом» сопроводили могилой без погребённого и всё это перекрыли насыпью. Немного спустя вокруг неё вырыли (3) ров в виде двух соприкасающихся головами змей, между которыми установили жертвенный столб; всё это - включая захоронение, а также (1) и (2) - перекрыли 1 досыпкой первичной насыпи кургана... В период между сооружениями (2) и (3) было устроено святилище на другом надпойменном мысу Псла; это святилище стало основой кургана Кормилица (рис. 2). Оно подобно (2), но вместо скопления камешков здесь использовались гранитные антропоморфные (а также фаллосообразные и др.) стелы - древнейшие в мире...



 

Рис. 2. Окружённое змеевидным рвом святилище середины IV тыс. до н.э. из кургана Кормилица в устье реки Псёл.

В центре святилища - жертвенник, на котором периодически устанавливались, а затем свергались и «скармливались змею», человекоподобные и т.п. стелы. Эти стелы послужили прообразом человекоподобной культовой яме, а потом и последней досыпке Кормилицы - груди которой обозначены парой округлых культовых ям.

 

Остановимся пока и рассмотрим, что же означают сии творения и сопряжённые с ними мифологемы?

Они, как и подобные им [3], отразили зарождение основного мифа арийских племён - в IV тыс. до н. э. возникших в Степном Поднепровье, а в середине II тыс. до н. э. частично перекочевавших отсюда (а также из южноуральского и др. центров арийской ойкумены) в Северо-Западную Индию [4]. Указанный миф повествует о змие Вритре, охраняющем зародыш новогоднего мироздания Валу; герой Индра побеждает Вритру своей фаллосоподобной палицей-ваджрой и освобождает-раскалывает Валу. Согласно теории Ф. Б. Я. Кёйпера [5], существует взаимосвязь между мифологемами о (А) Вритре-Вале и (Б) Кундалини-Пингале-Иде, где (Б) лежит в основе индоарийской йоги. При этом фаллическая сущность змиеборца Индры сопоставима с позвоночником, с которого начинает формироваться эмбрион и вдоль которого поднимаются йогические змея и вены. В основе своей, две рассматриваемые здесь - и столь наглядно выраженные в древнейших арийских курганах из устья Псла - мифологемы отражают пренатальные архетипы: (А), (1) и (2) - совокупления, слияния сперматозоида-«Вритры» с яйцеклеткой-«Валой»; (Б), (2) и (3) - формирования эмбриона, повторения им стадии земноводных и следующих (рис. 1-2).

Начавшись с таких архетипов, - мифотворчество и обрядовость арийских мудрецов вполне закономерно воспроизвели далее (на протяжении 2-х тысячелетий) идеи рождения и приобщения к горнему миру. В соответствии с этим, досыпкам Цегельни на протяжении III тыс. до н. э. придавалась символика беременной (покойниками, укладываемыми в эмбриональной позе) женщины; в одном случае удалось проследить, что лоно её было обозначено стелой, а груди - зернотёрками. В начале II тыс. до н. э. данный образ Матери-сырой-Земли (арийской Матар-сура-Притхиви и т. п.) трансформировался в культовую яму с «сердцем» из лопатки коровы (?) и с «чревом»-ямкой, в заполнении которой обнаружились угольки и обломок раковины. Эта яма (рис. 2:2) стала основой кургана ? 2 возле Кормилицы, который вкупе с нею образовал антропоморфную фигуру ещё одной Матери-Земли (рис. 2:3). В середине II тыс. до н. э.- накануне частичного переселения ариев в Индию и длительного забвения как рассматриваемых здесь, так и многих сотен других курганов Евразийских степей - груди Кормилицы были обозначены двумя культовыми ямами, в которых совершались жертвоприношения и разжигались костры. Эти «груди» сопоставимы с арийской Небесной Бадьей, обнаруживающей связь с Матерью-Землёй, но больше - с известным нам уже Валой (и яйцеклеткой) [6]. Суть мифологемы Небесной Бадьи - черпать (с помощью предков-покойников, Индры-«Яйца» и брахманов-«молящихся») жизненные силы из потустороннего мира, возносить их на небо и изливать оттуда (в виде света-тепла, влаги-дождя и др.) на землю, во благо живущим.

Теперь, обладая комплексом вышеизложенной информации, нетрудно понять, что в рассмотренных арийских курганах обнаружены выразительнейшие Врата Бессмертия, выстроенные поколениями мудрецов (середина IV-II тыс. до н. э.), - с единой ментально-духовной традицией, подпитывавшейся геокосмической энергетикой определённой экологической зоны. Действенная жизнестойкость подобных традиций прослеживается в курганах до настоящего времени [7], а разрушение её строителями, археологами или кладоискателями нередко наказывается (как это случилось, в частности, с бульдозеристом Б. С. Опришко нашей экспедиции 1993 г.)...

Не здесь, но в иных святилищах - в кургане Чауш над удобнейшей переправой через Нижний Дунай и в Каменной Могиле на р. Молочной, др.- были обнаружены «голгофы» с останками Спасителей: арийского Гандхарвы < греческого Кентавра > украинского пра-Козака из кургана Савурюги <ар. Сувар-юги> рус. с/у/вар/- /ог/нь/а. Обращает на себя внимание идея Троицы в данном ритуале [8], соответствующая основным этапам вышерассмотренного мифотворчества в устье Псла. (1) героический всадник Гандхарва странствует в течение года по просторам Родины, становясь тем самым воплощением пространства-и-времени, то есть Вселенной; (2) возвратившись в своё племя и принося здесь себя в жертву, он становится богом, «Отцом существ» Праджапати - от которого причащается народ, а останки высеиваются во Вселенную; (3) обряд воскрешения предполагает собирание бога-героя (= Отца-Сына христианства) - но уже в виде не формы-вещества, а сути-поля, именуемого Вирадж-«Сияние» [9] (= Дух Свят). Таков был реальный путь в Бессмертие души: через (1) преодоление сознания и (2) раскрытие подсознания - к (3) достижению надсознания, сопряжённому с бесконечной-и-вечной, эфирно-полевой в своей основе Вселенной.

Не стану останавливаться на соответствиях вышеочерченных материалов прозрениям и разработкам титанов Русской мысли - П. А. Флоренского, В. И. Вернадского, Л. Н. Гумилёва. Остановлюсь на соответствиях той физико-биологической реальности, которая открывается ныне Г. Н. Петраковичем (РМ 1992, ? 2; 1993, ? 3-12).

Итак, биополе (душа) - это своеобразная голограмма, образуемая взаимосогласованными потоками (1) ионизирующего протонного излучения клеток и (2) сверхвысокочастотного сверхкоротковолнового переменного электромагнитного поля крови. После смерти эта голограмма покидает тело и вливается в биополе Земли, связанное с биополем Вселенной - с Мировым Разумом, «Богом». Однако часть биополя умершего сохраняется в могиле, - это (2), оставшееся в электромагнитах Fe2+ ↔ Fe3+. Уходит поток (1), основной носитель информации. Однако остаётся часть считывающего её с Мирового Разума «устройства» - скелет, который в сочетании с мозгом (вместе с телом, разлагающимся после смерти) образует своеобразный «интерфейс» [10]. Эти утраты можно, очевидно, восполнять, - создавая (1), которое во взаимодействии с (2) создаёт душу (притом, по-видимому, с особыми, желанными для мудрецов и народа свойствами), - способную, к примеру, действительно манипулировать с «Небесной Бадьёй», сотворять «Вирадж» и обеспечивать на земле Сувар-югу - «Золотой (Солнцеподобный) Век».

Главнейшим условием воссоздания (1) является, вероятно, сочетание геокосмической и психосоциальной энергий. Такое сочетание достаточно отражено в Цегельне и Кормилице. Заметно также взаимопроникновение естественных и искусственных видов энергий. К искусственному усилению естественных можно отнести костры, гранитные стелы, человеческие и др. жертвоприношения; к естественному усилению искусственных - выбор мест для святилищ и погребений, гравитационные и ультразвуковые свойства гранита. Важно, что камень взят был не местный (аморфный железистый сланец) и не из ближайших обнажений гранита (неоднородный, в крупнокристаллических изломах), а притащен километров за десять (и отличается мелкокристаллической однородностью). Можно полагать, что появление антропоморфных стел было обусловлено, в конечном счёте, необходимостью экранирования излучения (1) - что, согласно концепции Петраковича, могло многократно усиливать голограмму человеческого тела и насыщать его геокосмической информацией, то есть обеспечивать эффективную связь с иными мирами.

«Скиния» Кормилицы выглядела и действовала следующим образом (рис. 2): яма с жертвоприношением была перекрыта в направлениях основных сторон света тремя плитами, в промежутки между которыми устанавливали две стелы; между ними становился жрец, медитация (?) которого сопровождалась (?) костром. Энергетические подпитки покойников и курганов (святилищ-кладбищ), а также периодически собиравшегося здесь народа связывались с эмбриональным или же вытянутым положением умерших и др. (причём в первом случае предусматривались перемещения истлевающих ног и перекрытий могил; во втором случае покойников обычно расчленяли, заменяли мягкие ткани лица всевозможными масками, а в плотно запечатываемые камеры напускали предварительно дыма, дождевой или талой воды). Этих умерших посыпали красной и т. п. краской железного или ртутного происхождения, снабжали их керамическими и каменными (значительно реже - другими) изделиями...

Таким образом, проясняются - и сущность Души, и принцип облегчения ей дороги в Бессмертие, и архетектоника Врат бессмертия. В их дееспособности, продолжающемся на протяжении веков функционировании я убедился на собственном опыте - наблюдая и атмосферные проявления, и «тоннель Моуди», и гибель людей, невольно переступающих при раскопках некую грань [11]. Надлежит исследовать такие феномены - во имя реанимирования духовности и оптимизации прогресса, во имя сохранения душ предков и менталитета народа.


2. ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОГО И ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МЕНТАЛИТЕТА

 
В этом разделе речь пойдёт о конкретике, тесно соприкасающейся с той общечеловеческой - общеславянской - общерусской тематикой, которая разносторонне освещается в публикациях Г. С. Гриневича и М. Д. Руденко (РМ 1991), В. П. Казначеева и Г. С. Беляковой, Б. Тейковского и Милича (РМ 1992, ? 2), Л. Г. Антипенко и М. К. Берестенко (РМ 1993, ? 1-2), Р. Н. Мароевича и А. М. Судавского (РМ 1993, ? 3-12).

Исследуя курганы нижнеднепровской прародины ариев, я неоднократно сталкивался с «совпадениями» такого рода, которые невозможно списать на случайность. Так, при раскопках погребения ? 8 Высокой Могилы у Староселья обнаружились следы сильного дождя, сопровождавшего это захоронение середины III тыс. до н. э.; необычайно сильная гроза разразилась и в день раскопок - три месяца которых прошло без единого дождя; годы спустя, при анализе мифологии п. ? 8 обнаружилось соответствие досыпки над ним (лёссовый крест в чернозёмном круге, жертвенник на вершине и 12 дорог-«лучей» в направлении ярчайших звёзд) «колесу Брахмы», доныне используемого индуистскими потомками ариев для вызывания дождей. Моё везение на ключевые памятники нижнеднепровской прародины ариев случайным тоже не назовёшь: подворье Шиловых в селе Обиточное Приморского р-на Запорожской области - со времён основания села стоит на месте срытого тогда же кургана; курганы же (в особенности п. ? 8 из Высокой Могилы) спровоцировали безвременную гибель моей мамы, ставшей, как я теперь понимаю, моим ангелом-хранителем при раскопках [12] ...

Выше было приведено высказывание Ф. М. Достоевского о роли Бессмертия в культуре, в жизнестойкости человека и народа. Здесь мне тоже приходилось попадать в ситуации и очевидно-практические, и символико-судьбоносные - одновременно.

Так, при раскопках Цегельни (см. выше) были собраны останки казаков из разрушенного, внешне уже незаметного кладбища XVIII-XIX в. На Покрова останки были торжественно перезахоронены в парке между Дворцом культуры и строящейся церковью г. Комсомольска-на-Днепре, возникшего в 60-х годах вместе с Полтавским горнообогатительным комбинатом. Перезахоронение совершали с крестным ходом, при участии Днепровского коша возрождаемого казачества; казачата-джуры (подобие бывших пионеров) принесли у креста Козацкой Могилы клятву Украине на любовь и верность... А немного спустя крест был подожжён и спилен, калиновая рощица у Могилы - вытоптана. Всё это случилось при участии тех же джур, а взрослые - те же казаки - не досмотрели, не обиходили мемориал, не принесли к нему и букета цветов на казацкие празднества... Да, Бессмертие здесь атрофировано! Впрочем, сделана вторая попытка учреждения Козацкой Могилы. Вторично здесь захоронены останки из кладбища Кормилицы.

Предпринимаю и другие попытки содействия возрождению духовности Украины. Одна из наиболее примечательных связана с журналом «Русская Мысль».

Моё 25-летнее изучение курганов украинского Поднепровья завершилось примерно 1500-страничной рукописью монографии «Прародина ариев. История, обряды и мифы», выполненной в русле утверждённой в Институте археологии АН Украины темы докторской диссертации. Некто В. Довгич, преподаватель из Киевского Гос. Университета, вызвался издать мою книгу и нашёл подходящего спонсора. Заключили мы с ним договор и принялись за работу. Работали поначалу в полном взаимопонимании, вдохновляемые причастностью к великому делу - к капитальной публикации истоков культуры и истории Украины - святой земли, взлелеявшей корень Руси, Скифии, Ариана да и всего индоевропейского сообщества [13]. Это вдохновение примирило меня с переводом «Прародины...» с русского на украинский, на котором настоял В. Довгич из соображений национального приоритета; его национализм казался мне тогда не выходящим за рамки общеславянских интересов.

Итак, сделан был перевод, набор, распечатка и авторская правка, сделаны иллюстрации; всё это было оплачено... И вдруг - еду я в командировку в Москву и привожу оттуда «Русскую Мысль». А В. Д.- изрядно уже затянувший с публикацией «Прародины ариев» - как раз предлагает мне возглавить отдел истории в создаваемой им (на средства зарубежного издателя) газете «Русь Киïвська». Я соглашаюсь - и мы делаем первый номер. Вернее, не мы, а лично В. Д.; я лишь отдаю ему материал - и после неоднократных обещаний «встретиться и обсудить» получаю уже готовый номер «Руси...» Получаю вслед за номером «Русской Мысли», который я давал В. Довгичу на предмет обмена опытом и установления сотрудничества... Внимательно изучаю газету - опираясь не только на своё образование историка и самообразование журналиста, но и на военную (полученную в МГУ) специальность спецпропагандиста, обязанного анализировать средства массовой информации и проч. Звоню Довгичу (все последующие диалоги - на украинском языке):

Виталий! Необходимо встретиться, как договаривались. Я изучил газету - и у меня есть замечания, направленные на её улучшение. Встретиться надо бы с глазу на глаз. Потому что среди моих замечаний есть и серьёзные, касающиеся ментальности.

Договариваемся, что он позвонит мне на следующий день и мы встретимся.

Звонит. И говорит необычайно официальным тоном:

После нашего вчерашнего разговора я позвонил за рубеж, связался с издателем. Мы считаем, что в нашей газете нет отступлений от ментальности. Считаем также, что мы с Вами полностью рассчитались. Всего хорошего - и бросает трубку.

Я ошарашен. Это - за моё доброе намерение улучшить «Русь Киïвську»?! И потом, мы же договорились о встрече с глазу на глаз. Зачем же Довгич позвонил за рубеж, что он наговорил... Это же донос, причём подлый!

Снова звоню:

Виталий! Что это за разговор получается?..

Я Вам уже всё сказал, - прерывает он.- До свидания. Печатайтесь в своей «Русской Мысли». А мы - не русская, мы - антирусская мысль!! - и снова бросает трубку.

Больше к телефону не подходит. Анализируя его монологи, извлекаю ключевые слова: «... мы с Вами полностью рассчитались» и «... мы - антирусская мысль».

Не сказал ведь - «украинская»! А что можно построить на «анти-»? И, разве можно оставаться славянином, отвергая величайшую - русскую - культуру!? Разве можно считать, себя украинцем, прервав роды «Прародины ариев»?!

Мои попытки вызволить вёрстку или хотя бы оставшиеся у В. Д. части рукописи - пока безуспешны. Бессилен также издатель, вполне понимающий значение книги. Он хочет её опубликовать, но только... на русском языке, то есть после обратного перевода с украинского. Оказывается, В. Довгич уже ввёл его в трату, затоварив нелеквидами «Украïнсько-латинського словника» и «Як боротись з облисiнням». Книги, конечно, небесполезные - но их же надо суметь распространить и продать. Позорно то, что В. Довгич выпустил их, задержав публикацию «Прародины...»; хотел заработать, как потом и на «Руси...». А свою издательско-коммерческую несостоятельность прикрыл националистическим знаменем, той самой «антирусской мыслью»... Несчастлива ты, Украина, - растаскивают твой престиж на прокорм!

Жаль, что мне не сотрудничать уже с «Русью Киïвською». Ведь для её второго номера я подготовил было статью И. Н. Власюка, молодого зоотехника с Келеберды - старого казацкого села возле Комсомольска-на-Днепре. Статья посвящена причинам упадка украинской нации. На обширном фактическом материале показано, что основная причина - чрезвычайная (ниже критических 5 - 10%) малочисленность достойной национальной элиты, ума и души Украины. Такие как В. Довгич пробел не восполнят, а ведь и такие - не самые худшие. Лучшим же из украинцев живётся и, главное, работается на родине очень несладко; истории с Козацкой Могилой и «Прародиной ариев» живые примеры тому. Украинскую элиту привечает и спасает покуда Москва: для подтверждения этой мысли можно указать, хотя бы, на вышеприведённые фамилии авторов, опубликованных в журнале «Русская Мысль» ...
 

3. ПРЕДЫСТОРИЯ, ОСНОВЫ И УНИКАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РУСИ

 
С большим вниманием изучил я опубликованную в РМ 1991 статью Л. Н. Рыжкова «Были и небылицы о древней Руси», во многом полемизирующую с одним из признанных представителей российской элиты - академиком Д. С. Лихачёвым. Эта статья прояснила для меня место Дмитрия Сергеевича в современной культуре, а заодно и слабые места в понимании истоков Руси.

До этого достопочтенный академик вызывал у меня настороженную неприязнь, обусловленную тремя моментами. Во-первых, неадекватностью комментариев Д. С. Лихачёва к «Слову о полку Игореве» - и моего восприятия сего великого произведения. Во-вторых и в-третьих, - личными - хотя и заочными - стычками. Согласно отписке секретаря академика, последний якобы отказался прочесть машинопись моей статьи «Дописьменная литература Восточной Европы: у истоков литературного творчества» [14] ввиду болезни глаз. Кроме того, мнение академика Лихачёва оказалось решающим в отвержении моей статьи (предназначавшейся для журнала «Наше наследие») об историко-культурной подоплёке особого почитания на Руси св. Георгия. Теперь-то, благодаря публикации Л. Н. Рыжкова, я понимаю, сколь наивной была моя досада на академика: «Должен бы приветствовать возможности углубления русской истории, а он ...».

Да, историю русской цивилизации (государственности) принято начинать с походов наших предков на Рим и Византию, а особенно - с крещения Руси. До недавнего времени наиболее пылкие патриоты (но вместе с тем - достаточно серьёзные исследователи) пытались обнаружить истоки Руси в Скифии V-IV вв. до н. э., исходя при этом из казалось бы бесспорной посылки, что Скифия сложилась благодаря воздействию греческой цивилизации ... Новейшие данные и заставляют, и позволяют пересмотреть все вышеозначенные постулаты.

 

«История начинается в Шумере», принято считать во всём мире после археологических раскопок и расшифровки клинописей Ближнего Востока. Однако сами шумеры выводили себя из некой Аратты. Её следы обнаруживаются также в мифах и хрониках Греции (Ортополис, Артемида, артос-«хлеб»), Ирана (Арта), Индии (Арата, Бхарата), Руси (Арсания со столицей Артой), Украины (река и долина Артоплот на Полтавщине; ср. с греч. Ортополис), - то есть на обширнейших просторах былой индоевропейской общности. Решающее значение для понимания происхождения и локализации Аратты имеют предлагаемые А. Г. Кифишиным и др. расшифровки древнейших в мире надписей протошумерского типа, происходящих из Подунавья VI-IV тыс. до н. э. [15]. С 1940 г. обнаружено уже более сотни таких надписей; они присущи древнейшим археологическим культурам индоевропейской общности, а традиция их прослеживается затем до письменностей финикийцев, этрусков и русичей.

Исходя из дешифровки древнейших письмен, А. Г. Кифишин предполагает возникновение Аратты в подунайской арх. культуре Кереш и последующее (на рубеже V-IV тыс. до н. э.) перемещение ядра этого государства в Среднее Поднепровье. Здесь - в особенности на подобии огромного острова между Днепром, Тясмином, Ирдынью - до-шумерская Аратта достигла своего максимального расцвета, выделяемого археологами в культуру Триполье этапов В11-С1. Археологи уже давно предполагают некую связь трипольской культуры как с древневосточными, так и с древнерусской цивилизациями. Ключи к решению этих проблем нащупал В. Н. Даниленко. Во-первых, он выделил «азово-черноморскую линию развития степного энеолита» и указал её трипольский и ближневосточный концы [16]. Во-вторых, им была написана (но так и не увидела свет, исчезла после смерти исследователя) книга «Этногенез славян» - главнейшей фактологической основой которой были письмена, начиная с прото- и шумерских табличек (найденных на Украине и относящихся к рассматриваемому ныне А. Г. Кифишиным массиву), протофиникийских надписей Каменной Могилы и др. [17], и кончая докириллическими автографами первых русских князей, оставленными на своеобразных пряслицах-печатях (известных также в Трое и др. регионах). Это начинание В. Н. Даниленко, Н. 3. Суслопарова и некоторых других малоизвестных, а то и вовсе неизвестных, - исследователей было продолжено - вполне самостоятельно, независимо от них - и достойно завершено Г. С. Гриневичем, статья которого о дешифровке праславянской письменности открывает первый выпуск журнала «Русская Мысль», а книга - серию «Энциклопедия Русской Мысли» [18].

Ничуть не принижая научного подвига Г. С. Гриневича, следует подчеркнуть, что предложенные А. Г. Кифишиным прочтения надписей из Тэртэрии и др. гораздо ближе к надёжно апробированной научной традиции - в частности,- к шумерологии, индоевропеистике, прогрессивным направлениям археологии. В моих публикациях 1989-1993 гг. пост-трипольская судьба Аратты, а вместе с тем истоки Руси представлены следующим образом [19].

Подунайские арх. культуры Кереш - Боян - Кукутени и близкородственное последней из них поднепровское Триполье отражают первую волну индоевропейских племён, ещё не вполне выделившихся из более древней этнолингвистической бореальной общности [20]. Перемещение Аратты (кукутенско-трипольской арх. культуры) из Подунавья в Поднепровье было обусловлено приходом в Подунавье второй, более выделившейся индоевропейской волны - отразившейся в арх. культурах Винча - Лендель и т. д. [21]. Вследствие этого поднепровская Аратта («Триполье») стала искать новый - уже не через Балканы, а через Кавказ - путь на малоазийскую прародину индоевропейцев. Данный путь и был обнаружен В. Н. Даниленко как «азово-черноморская линия» (замкнувшая, как знают теперь археологи, «циркумпонтийскую зону формирования индоевропейской общности»).

Поднепровско-малоазийские связи IV-III тыс. до н. э. носили характер не этнокультурных миграций, а путешествий малочисленных групп рудознатцев и селекционеров, металлургов и звездочётов - так или иначе связанных с жречеством, правящей кастой Аратты. Опорными пунктами странствий были святилища-обсерватории, чрезвычайно трудоёмкая сеть которых протянулась из подунайской Аратты-I до поднепровской Аратты-II (Бурты под Чигирином, Казаровичи под Киевом и др.), а затем до британского Стоунхенджа и южноуральского Аркаима, до шумерских зиккуратов и скандинавских лабиринтов. Традиция таких странствий просуществовала, по крайней мере, до эллинизма, [22], а святилищ-обсерваторий - до крещения Руси [23].

Ещё предстоит выяснять, каким образом Аратта вызвала к жизни Шумер. Упоминания в подунайских и поднепровских письменах верховных божеств будущего Шумера - Ану, Инанны, Энлиля; святилище последнего в Каменной Могиле на р. Молочной (под Мелитополем), где В. Н. Даниленко обнаружены и А. Г. Кифишиным прочитаны также протошумерские надписи о посевах и сборе зерна; находки в Молочанско-Днепровском междуречьи местных сосудов XXII в. до н. э., украшенных уникальными изображениями центрального эпизода шумерской «Поэмы о Гильгамеше» и т. п.- всё это подтверждает аратто-шумерскую теорию. Правда, указанная «Поэма...» и др. довольно поздние источники очерчивают некую Аратту-III, находившуюся как будто где-то в горах на севере Месопотамии; не исключено, что это был опорный пункт «циркумпонтийской зоны», производный от Аратт (I и II) Подунавья и Поднепровья. Во всяком случае несомненных свидетельств контактов Триполья с майкопской, куро-араксской и др. закавказско-ближневосточными арх. культурами накопилось немало.

Намного основательнее, нежели аратто-шумерские связи, изучена роль «Триполья»-Аратты в формировании арийской общности - весьма специфического ответвления более обширной и древней по своему происхождению индоевропейской общности. Стержнем и катализатором формирования ариев стала вышеуказанная «азово-черноморская линия» - жреческий и т. п. путь из Аратты-II в Аратту-III и Шумер... Будучи в какой-то мере этно-культурно родственны, Аратта и Ариан имели значительные отличия. Первая была государством полисно-демократичного (с сильной теократией) типа, расположенным в лесостепи и основанном на земледельческом хозяйстве. Второй оставался в рамках первобытнообщинного строя, не имел определённых границ и значительных поселений, располагался преимущественно в степи и основывался на полукочевом скотоводстве. Аратта хранила корни индоевропейства, Ариан же был лишь одной из его ветвей. Однако эта ветвь оказалась чрезвычайно живучей и славной. Ведь именно арийские жрецы-брахманы наиболее полно сохранили (преимущественно в Индии-Бхарате, куда в середине II тыс. до н. э. переселилась часть арийских племён) память о великой Аратте. Память о ней в общеславянской культуре наиболее явственна в обрядах и празднествах, связанных с образами праматери Макоши, праотца Дива, любвеобильного творца Леля с его Красной Горкой (аналог шумерского Энлиля - Кургаля, «Великой Горы», положившей начало арийским курганам) [24]. Память о нижнеднепровском Ариане наиболее сохранилась в украинской культуре: это и специфические особенности Рахманского Великдня (<рус. Велес < ар. Вала), и упоминавшаяся выше Савурюга, и предания о Змиевых валах и змиеборцах (см. рис. 1 -2 и пояснения в тексте), и родственный арийскому Гандхарве казак Мамай (очевидно, от мамая - как называли на юге Украины каменных идолов, с арийских времён устанавливавшихся на курганах) [25].

Выше указана лишь малая толика того громадного этно-культурно-исторического наследия, которое копилось в Поднепровье и связанных с ним регионах задолго до Руси, Скифии, Греции, даже Шумера. Академик Д. С. Лихачёв обязан знать, собирать, связывать подобные факты - ну хотя бы из книг своего оппонента-коллеги, академика Б. А. Рыбакова. Будем гуманны, спишем явную несправляемость с обязанностью - на человеческие немощи Дмитрия Сергеевича. Ведь добросовестный анализ подобных фактов ведёт к пересмотру многих и многих ценностей - от исторических и религиозных до моральных и вселенских включительно. А для такой работы мало быть эрудитом-интеллигентом, надо стать ещё и титаном ...

Основой для углубления в аратто-арийские истоки Руси может стать схема, составленная мною с учётом изысканий А. Г. Кифишина и С. И. Наливайко:
 

VI-III тыс. до н.э.

II-I тыс. до н. э.

I тыс. н. э.

Аратта,

Арта,

Арта, Арсания

Ураш, Раса,

Раша, Русь,

Русь

Аполлон,

Гопалан, Купала

Палунь, поляне

Кулла

Куар

Куар, Куява, Киев

 

Здесь Ураш - небесное, а Кулла - хтоническое божество подунайской Аратты-I; Гопалан - «Коровий защитник» ариев, вторая часть имени которого родственна греческим полисам, а через них объясняет тайну славянского этнонима поляне. Можно принять гипотезу С. И. Наливайко, что таинственное родство известной русской легенды о Кие, Щеке, Хориве из племени полян, с одной стороны, а с другой - армянской легенды о Куаре, Мелтее («Змий», как и Щек), Хореане из индийской области Палунь возникло на Таманском полуострове - /С/Индике ариев, Тмуторакани русичей; что обитавшее здесь арийское племя саувиров явилось родоначальником славянского племени сиверцев, один из князей которых оказался увековечен в «Слове о полку Игореве»... [26].

Всё вышеочерченное в данном разделе имеет довольно прочную фактологическую базу и многочисленные частные разработки, которые могут быть уже сведены в новую теорию зарождения и древней истории Аратты-Руси. Ключевая проблема этой теории - соотношение исконной сакральной (жреческой) и, поздее сложившейся, - воинской (княжеской) власти.

 

Рис. 3. Формирование (внизу) и древнейший этап истории арийской общности, отражённой в погребениях из курганов Степного Поднепровья IV - середины III тыс. до н. э.

Археологические культуры: I - куро-араксская (протошумерская?) и нижнемихайловская, II - трипольская (араттская), III - среднестоговская и новоданиловская, IV - постмариупольская, V - кеми-обинская («индийский» полюс арийской общности), VI - ямная (основной этнокультурный массив ариев), VII - старосельская («иранский» полюс арийской общности), погребения (святилища)/курганы: 1-6 - ус. Староселье Великоалександровского р-на Херсонской обл., В - Великоалександровский курган, курганы Цегельня (Ц) и Кормилица (К) у г. Комсомольска, Кременчугского р-на Полтавской области

Дуальное противостояние этих двух способов регламентации общественных связей и управленческого труда запечатлены уже в письменах Аратты-I: «Женщина Воинов возвеличила воинов святилища Огня, не дав (им) выйти из святилища»,- сказано, вероятно, о ритуальном сожжении-жертвоприношении жрицей («пра-весталкой») охранников одного из святилищ рубежа V-IV тыс. до н. э. Подобная участь постигала также старейшин: «40-е княжение. По приказу бога Шауэ старейшина ритуально сожжён. Это десятая (жертва)» [27]. Из древне- и праславянских этнографических и археологических данных известно, что второй обычай носил характер самопожертвования-спасительства, дохристианские реминисценции которого доныне сохраняются в Масленице (соответствовавшего позже возникшему «Помазаннику»-Христу) [28]. Данный обычай лежал в основе жреческой власти, прослеживаясь от периодического самосожжения полисов «Триполья»-Аратты в кануны перемещения их населения на новые, ещё не истощённые пахотой земли [29] (вот откуда русский пиетет «поднятой целины» и «прощания с Матёрой»!) - до массовых самосожжений старообрядцев.

Дуализм жрецов-брахманов и воинов-раджанья был присущ также ариям, причём позиции первой касты были особенно сильны в «индийском» полюсе (тяготевшем к Аратте, затем к Гелону, к Тавриде, - не говоря уж об Индии), а второй касты - в «иранском» полюсе (Шумер, Митанни, Скифия, Иран), изначально присущим арийской общности (рис. 3) ...

Весьма перспективной в этом направлении представляется позиция редакции журнала «Русская Мысль», 1993, ? 3- 12, с. 4-6, которая вслед за А. Вельтманом склонна выводить этноним Русь из авестийского расс/радж/ и ведического рассья/раджья/. По-видимому, в Прибалтике - где данный этноним был наиболее распространён - воинская власть преобладала над жреческой, тогда как на территории Среднего Поднепровья (где некогда достигла максимального расцвета Аратта и доныне сохранился /Б/Рахманский Великдень) - было наоборот.

«Повесть временных лет», являющаяся основным источником для ортодоксального понимания истоков Руси, засвидетельствовала, по сути, формирование военизированной государственности в опорных пунктах на торгово-военном пути «из варяг в греки». Этот источник находится в русле греко-римско-византийских анналов - обслуживавших такой государственный уклад, который стал идеалом и для Руси, и для всей средневековой Европы. Традиции же дорабовладельческой, первобытно-коммунистической Аратты были непонятны уже «отцу истории» Геродоту - с удивлением засвидетельствовавшему далёкие странствия гиперборейцев и служителей Аполлона, скифоэллинов и Дионисийские мистерии в городе Гелоне (очевидно, расположенное на Полтавщине Вельское городище - наибольшее среди синхронных населённых пунктов Европы). Между тем правителями и Гелона, и Арсании-Арты (не исключено, что также Славии и Куявии наиболее ранних ирано-арабских источников) оставались, несомненно, жрецы, - «Велесовы внуки» волхвы, сменившие более древних брахманов и укров. Эта власть не оставила после себя аналлоподобных летописей (разве что весьма проблематичную в отношении подлинности «Велесову книгу»), которые были вовсе не в её традиции, - но оставила куда более традиционное для неё «Слово о полку Игореве». Приоритет волхвов и дохристианских традиций над князьями и созданной ими государственностью - в данном источнике несомненен.

Историки Руси - от Нестора до Рыбакова, а тем более Лихачёва - не поняли важности сокрытого тайной вопроса о взаимоотношениях волхвов и князей, не увидели за ним грандиозной проблемы смены государственных систем - первобытно-коммунистической («араттской») на феодальную («киевскую»); для всех историков до-Киевские, а тем более до-Геродотовские племена Подунавья и Поднепровья оставались (и остаются во всех академических публикациях) в рамках первобытно-общинного строя. Между тем катализация русской государственности в опорных пунктах на пути «из варяг в греки» стала лишь своего рода повторением - хотя и в новых исторических условиях, в новом качестве - катализации Скифии между Персией и Грецией, Ариана между Араттой и Шумером. Во всех случаях вторичная государственность гораздо военизированнее первичных, но лишь в древнейшем государстве Аратте жреческая основа любого государства вполне очевидна.

Предстоит ещё исследовать и исследовать хитросплетения волхво-княжеского компромисса, предшествовавшего крещению Руси и нашествию затем на неё татаро-монголов. Однако факт засекреченного, не попавшего в летописи компромисса представляется мне несомненным. О нём свидетельствует не столько великолепно показанное Б. А. Рыбаковым возрождение язычества в крещённой Руси конца X - первой половины XIII веков, сколько сохранение традиционного аратто-арийского канона. Данный канон довольно явственно проступает в «Слове о полку Игореве» [30], в сохранении почитания дохристианского Спасителя - Масленицы и др. традиционных обрядов [31], а совсем уж очевидно отражён в признании главным покровителем Руси апостола Андрея, в змеевиках поверх крестов, носимых на груди, и в возвеличении св. Георгия.

Указанная очевидность почти не подвергалась должному изучению. Между тем указание Б. А. Рыбакова на то, что на медальонах-змеевиках нередко изображалась прародительница скифов - находит возможность развития в материалах Кутаревых Могил под Каховкой - где истоки эллинско-скифского мифа о браке Геракла со змееногой Гестией(?) обнаруживаются в основном мифе арийской Ригведы [32]. Известно, что именно Индра - главный змиеборец Ригведы, обнаруживаемый уже в древнейших курганах арийского Поднепровья (рис. 2) - стал родоначальником последующих Андреев (греч.) и Ондриев (укр.)... Вполне вероятно - но нуждается в тщательнейшем исследовании! - что «Велесовы внуки» сохранили и закодировали в русско-православном церковном каноне главнейшие символы веры Аратты (Макошь - Мария?, Ариана (Индра - Андрей), Арсании и др. (Масленица - Христос). Рано или поздно истина будет раскрыта - путём, намеченным П. А. Флоренским, Б. А. Рыбаковым, О. Н. Трубачёвым, другими.

Д. С. Лихачёву и его сторонникам не заслонить отстаиваемым ими отрезком - всего стократно большего пути.

4. ОСНОВЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Затронутые выше проблемы подводят к необходимости пересмотра основ и начальной истории цивилизации - схема развития которой, как недавно казалось, вполне очерчена историческим материализмом. Однако М. Д. Руденко (РМ 1991) убедительнейше показал несуразности даже политэкономических основ «Капитала», не говоря уж о социальной стороне марксистского учения. Не вдаваясь здесь в столь обстоятельную полемику с основоположниками истмата, ограничусь суммированием приведённых в предыдущих разделах данных и выводов из них.

Итак, в основе культур всех времён и народов, в основе (и не только, очевидно) цивилизации лежит Бессмертие, - его приоритет во всеобъемлющем противоборстве Бытия-Небытия. Именно Бессмертие составляет стержень и конечную цель жреческих учений и практики, а отнюдь не «обслуживание людских суеверий» и не «угнетение тёмных масс». «Возвращаясь» ныне (по спирали, на более высоком и качественно ином витке) к истокам цивилизации, современная и будущая наука обязана заботиться о своём синтезе с прошлыми достижениями йоги, волхования, «характерництва» и т. п. Такая забота должна включать в себя сохранение (охрану, а также исследование щадящими методами) древних культовых мест, святилищ, кладбищ...

Основа прогресса - не классовая и межнациональная борьба, а раскрытие духа в его устремлённости к высшим ступеням Вселенского Разума. Эта основа зиждется на общечеловеческих, а затем уж суперэтнических (общеславянских или др.) и узкоэтнических (русских или др.) ценностях. Поэтому последние должны питаться первыми и служить им, а не отмежёвываться и противостоять им. В этом - а отнюдь не в классово обусловленном «пролетарии (капиталисты) всех стран...» - первопричина всё крепнущего на протяжении последних веков интернационализма. Политика лишь фиксирует и обслуживает данный процесс, придаёт ему формы. Суть процесса указана выше, с нею тесней всего связана (и пытается пользоваться этим) религия. А содержание должна раскрывать и направлять наука.

Общечеловеческая сущность основ цивилизации, научных и религиозных учений наглядно прослеживается в аратто-арийском наследии,- к примеру, в вышерассмотренных курганах Цегельня и Кормилица из устья Псла. Мы выяснили, что основной (о Вале и Вритре) миф Ариана отразил архетип зачатия, а производные от него мифы (о змиеборце Индре, его матери Адити или же о Матери-Земле, о связанной с её грудями Небесной Бадье) - архетипы формирования эмбриона, рождения и, наконец, взаимосвязи бытия-и-небытия или потустороннего-и-горнего мира... Для понимания истоков, современности и будущности Руси (Украины, Беларуси, России - в порядке наличия у них аратто-арийского наследия) необычайно важно то обстоятельство, что она более других народов Европы сохранила вышеуказанные архетипы и в своём генотипе, и в идеях православия и коммунизма. Другое дело, что народ и, в особенности, правители Руси обращались и обращаются с этим наследием не очень, а подчас и весьма неумело - и тогда оно из «пещеры Алладина» трансформируется в «ящик Пандоры». Следует вчитаться в черновики писем К. Маркса русской революционерке В. Засулич, в заключительные слова Л. Моргана - Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в «Формулу жизни» М. Д. Руденко, - чтобы узреть первопричину таких трансформаций. Она - в судьбах русской общины, более других (среди крупных народов Европы) сохранившей первобытный, естественно существовавший коммунизм - закреплённый, к тому же 5-тысячелетней(!) традицией Аратты - Арсании. Помимо вышеуказанных авторов, это обстоятельство предугадал и прекрасно (для науки XIX в) сформулировал немецкий философ Б. Бауэр (см. РМ 1993, ? 3-12, с. 4). А обнаружение Г. С. Гриневичем (РМ 1991 и книга [18]) именно славянского ключа к дешифровке древнейшей широко распространённой письменности - очевиднейшее свидетельство того, что данный суперэтнос составил некогда и сохранил доныне ядро индоевропейской общности. Более или менее осознанное хранение его - историческая миссия Руси, основа её международного престижа.

Показательно, что не приемля максизм, пытаясь обрести альтернативу ему в христианстве, - Д. С. Лихачёв и его немалочисленные сторонники невольно остаются в плену первого и порабощаются вторым. Первопричина такой неволи - как и тех или иных националистических проявлений, масонства или же большевизма - в человеческой ограниченности духовных и умственных сил, а затем уж - в злом умысле и т. п. В этом же - как хорошо показал в своей «Формуле жизни» М. Д. Руденко - исток ошибок, подлостей и трагедий марксизма-ленинизма-сталинизма... Поэтому поиски истины должны сопрягаться с духовностью, поэтому так необходим синтез науки с религией. В этом Д. С. Лихачёв глубоко прав; жаль, что заданный им тон оказался фальшив - и несвободным, и угнетаемым (см. выше). Это уровень времён приснопамятной Гражданской войны (и, вопреки благим намерениям Дмитрия Сергеевича, чреват её повторением); космическая же эпоха требует иного уровня - и мировосприятия, и диалога науки с религией. Маркс и Нестор этому уровню уже явно не соответствуют - хотя зёрна истины у них, конечно же, есть и учитывать их, конечно же, нужно.

Истмат предугадывал (в «патриархальном рабстве», в «восточном способе производства» и, особенно, - в «первобытном коммунизме»), но не знал ещё ни Аратты, ни архетипических основ (по К.-Г. Юнгу) её и др. культуры, ни биофизической природы Бессмертия ... Духовность вообще не присуща арсеналу марксизма - хотя он и осознавал эту свою ущербность и даже иногда каялся в этом (особенно в лице Ф. Энгельса, под конец жизни признавшего даже Воскресение Христа), что, в общем, не мешало его апологетам насаждать «атеизм» и искоренять церковь. И если уж современной интеллигенции - мозгу и совести цивилизации - была отведена роль «прослойки», то что уж говорить о первобытных интеллектуалах - жрецах!?

Между тем именно они возглавляли древнейшее в мире - дорабовладельческое или первобытно-коммунистическое - государство Аратту, подобное по своему укладу древнейшим Шумеру и Египту, Греции и Риму (не говоря уж о государствах Центральной Америки и Тибета). Не осознав доклассовой и духовной природы древнейших государств, упустив из виду породивший их период «священной демократии» [33], по сути проигнорировав ведущую роль интеллекта в истории, - истмат поставил у истоков цивилизации (государственности) рабовладение, порождаемое периодом «военной демократии», а двигателем истории счёл классовую борьбу (проявляющую противоречия производительных сил и производственных отношений) ... Практические результаты таких теоретических недоработок, помноженных на волюнтаристскую активизацию масс и политиканство, - уже налицо.

Всё вышеизложенные в заключительном разделе обстоятельства необходимо учитывать при пересмотре истоков и судеб Руси. Основным руслом такого пересмотра должно стать исследование взаимодействия двух традиций государственности (исконной, первобытно-коммунистической, от Аратты идущей - и привнесённой путём «из варяг в греки», уже феодальной) и соответствующих им владычеств - волхвов и князей. В этом русле прояснятся соотношения язычества и христианства в истории Древней Руси, первопричины её последующего разделения на Россию, Беларусь, Украину, их место среди потомков индоевропейской общности, их будущность.

ЛИТЕРАТУРА

1. Шилов Ю. А. Космические тайны курганов. - М., 1990; Шилов Ю. А. Исследования на полуострове Чонгар. // Археологiчнi дослiдження на Украïнi. - К., 1991. - Ч. II, с. 29-31, 45; Шилов Ю. А. Воплощение Аполлона в позднекатакомбном захоронении на Нижнем Днепре. // Древнее Причерноморье. - Одесса, 1991.- С. 110-112; Шилов Ю. А. «Небесная бадья» в курганах арийской прародины. // Вторые исторические чтения памяти М. П. Грязнова. - Омск, 1992.- С. 30-32.
2. Фурдуй Р. С., Швайдак Ю. М. Прелесть тайны. - К., 1992.
3. Субботин Л. В., Петренко В. Г. Об архитектуре усатовских курганных сооружений. // Памятники древнего искусства Северо-Западного Причерноморья. - К., 1986.- С. 39, рис. 5; Шилов Ю. А. Космические тайны... - С. 51-53, 134-136, рис. 5, 11, 18, 19; Петренко В. Г., Шилов Ю. А. Новый усатовский памятник в междуречье Днестра и Южного Буга. // Археологический вестник (? 3).- Запорожье, 1992.- С. 9-11.
4. Даниленко В. Н. Энеолит Украины. - К., 1974.- С. 153 и др.; Трубачёв О. Н. Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоарийцы в Северном Причерноморье. // Вопросы языкознания. - М., 1977.- ? 6, с. 13-29; и др.; Шилов Ю. А. Перший та четвертий Старосiльськi кургани. // Археологiя.- К., 1977.- Вып. 22, с. 51 и др.; Генинг В. Ф. Могильник Синташта и проблемы ранних индоиранских племён. // Советская археология.- М., 1977.- ? 4, с. 53-73; Шилов Ю. А. Проблема формирования ариев в свете обрядов Мариупольского, Старогороженского и др. могильников. // Проблемы древней истории Северного Прикаспия. - Куйбышев, 1990. - С. 89-91; и др.
5. Кёйпер Ф. Б. Я. Космогония и зачатие: к постановке вопроса. // Труды по ведийской мифологии. - М., 1986. - С. 112-146.
6. Кёйпер Ф. Б. Я. Небесная бадья. // Там же.- С. 156- 162; и др.
7. Шилов Ю. А. Космические тайны...- С. 20-28; Шилов Ю. A. Нaшi предки знали реальне Безсмертя. // Украïнський cвiт. - К., 1992.- ? 3-6, с. 10-12; Яровой Е. В. Раскрывая тайны курганов. - Кишинёв, 1992.- С. 174-180; Шилов Ю. А. Про витоки коемогонiчних уяв запорожцiв. // Украïнське козацтво: витоки, еволюцiя, спадщина.- К., 1993.- Вып. 11, с, 147-153; Шилов Ю. А. Святыни. // Журнала «Русская Мысль».- М., 1993.- ? 3-12, с. 103 и др. 
8. Шилов Ю. А. Мифы о «космических странниках» и календарная служба Европы V-I тысячелетий до н. э. // На рубежах познания Вселенной. Историко-астрономические исследования. - М., 1992.- Вып. XXIII, с. 288-297, рис. 2, 5; Шилов Ю. А. Гандхарва - арийский Спаситель. // Древнее Причерноморье. - Одесса, 1993. - С. 22-25.
9. Семенцов В. С. Проблемы интерпретации брахманической прозы. - М., 1981. - С. 47-59 и др.
10. Фурдуй Р. С., Швайдак Ю. М. Указанное соч.- С. 131 - 155.
11. См. 7.
12. Там же: «Космические тайны курганов» и «Святыни».
13. См. 4, а также: Сафронов В. А. Индоевропейские прародины. - Горький, 1989; Шилов Ю. А. Аратта i Aрiaн. Пракоренi Русi // Переяславська земля та ii мicце в розвитку укpaiнськоi нацii, державности й культури.- Переяслав-Хмельницький, 1992. - С. 46-47.
14. Шилов Ю. А. У истоков литературного творчества: дописьменная литература Восточной Европы. // Поэзия.- М., 1991. - Вып. 58, с. 161 -172.
15. Кифишин А. Г. Геноструктура догреческого и древнегреческого мифа. // Образ - смысл в античной культуре. - М., 1990. - С. 31-34 и др.
16. Даниленко В. Н. Указ. соч. - С. 87-106.
17. Даниленко В. Н. Кам'яна Могила. - К., 1986. - С. 75, рис. 26; Михайлов Б. Д. Письмена эпохи бронзы из гротов и пещер Каменной Могилы в Северном Приазовье. // Археологический сборник Полтавского краеведческого музея. - Полтава, 1992. - Вып. 1, с. 29-35.
18. Гриневич Г. С. Сколько тысячелетий славянской письменности. // Журнал «Русская Мысль», 1991, ? 1 - 12, с. 3-28; Гриневич Г. С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. - М., «Общественная польза», 1993. // Энциклопедия Русской Мысли. - Т. 1.
19. См. 1, 4, 7, 8, 13, 14, а также: Шилов Ю. А. «Епос про Гильгамеша» на пам'ятках Пiвнiчного Приазов'я XXII ст. до н. е. // IV Республiканська наукова конференцiя з iсторичного краезнавства. - К., 1989.- С. 153-154; Шилов Ю. А. Об арийских традициях «Исконной Скифии». // Проблемы археологии Скифо-Сибирского мира. - Кемерово, 1989. - Ч. I, с. 100-105; Шилов Ю. А. Древнейшие цивилизации Поднепровья. // Теория и методика исследований археологических памятников лесостепной зоны. - Липецк, 1993.- С. 114-116; и др.
20. Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. - Тбилиси, 1984; Андреев Н. Д. Раннеиндоевропейский язык. - М., 1986.
21. Сафронов В. А. Указ. соч.; Кифишин А. Г. Указ. соч.
22. Шилов Ю. А. Мифы о «космических странниках»... - С. 273-283.
23. Гусаков М. Г. Святилище - языческий храм. // Религиозные представления в первобытном обществе. - М., 1987.- С. 23-27; и др.
24. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. - М. 1981; Рыбаков Б. А. Язычество древней Руси. - М., 1987.
25. Воропай О. Звичаi нашого народу. - Мюнхен, 1958, 1966, Kиïв, 1991; Савур-могила. Сост. Чабаненко В. А. - К., 1990; Шилов Ю. А. Про витоки космогонiчних уяв запорожцев...
26. Наливайко С. I. Рiгведа i таемниця украiнських «степових пiрамiд». // Всесвiт. - К., 1991. - ? 6, с. 227-233; и др.
27. Кифишин А. Г. Указ. соч.- С. 32.
28. Белецкая Н. Н. Языческая символика славянских архаических ритуалов. - М., 1978.- С. 77-173 и др.; Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. - М., 1981.- С. 309-313; Шилов Ю. А. Масленица. // Молодёжная эстрада. - М., 1990. - ? 6, с. 81-84.
29. Зиньковский К. В. К процедуре исследования проблемы домостроительства трипольских племён. // Материалы по археологии Северного Причерноморья. - К., 1983. - С. 32-43; Круц В. А. К истории населения трипольской культуры в междуречье Южного Буга и Днепра. // Первобытная археология. Материалы и исследования. - К., 1989. - С. 117-132.
30. Шилов Ю. А. У истоков литературного творчества... - С. 168-171.
31. См. 25, 28.
32. Шилов Ю. А. Об арийских традициях «Исконной Скифии» ... - С. 102-104.
33. Шилов Ю. А. Итоги 20-летних исследований курганов Херсонщины. // Проблемы археологии Северного Причерноморья. - Херсон, 1991. - С. 24; Шилов Ю. А. Древнейшие цивилизации Поднепровья ... - С. 115-116.
 
Киев, март 1994 г.

 
Шилов Юрий Алексеевич, - кандидат исторических наук, ст. н. с. Института археологии АН Украины, действительный член Русского Физического Общества.

 

 

 



« назад

Журнал
Энциклопедия Русской мысли. Том 20
Энциклопедия Русской мысли. Том 19
Журнал
Журнал Русской Физической Мысли, 2013, № 1-12
Энциклопедия русской Мысли. Том 18
Энциклопедия русской Мысли. Том 16
Энциклопедия русской Мысли. Том 15
Энциклопедия Русской Мысли. Том 14
Журнал

Энциклопедия Русской Мысли. Том XIII
Морозов В.М. Узнай правду о Вич-Спиде

Журнал
Журнал
Катрен 12. ГМО - ГЕНОФАШИЗМ
Водородное топливо Юрия Краснова
Алиев А.С. Российская астрономия. Часть 2. - 2011г.
Жигалов В.А. Уничтожение торсинных исследований в России
ЭРМ 12: Колесников И.В. Природа глобальных катаклизмов. - 2010 г.
Алиев А.С. Российская астрономия. - 2010 г.
Открытое Заявление Президента Русского Физического Общества Родионова В.Г. Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А.
ЭРМ 11: Оше А.И. Поиск единства законов природы (Инварианты в природе и их природа). - 2010 г.
ЭРМ 10: Петракович Г.Н. Биополе без тайн. Сборник научных работ. - 2009 г.
ЭРМ 1: Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. Том 1. - 1993 г.
ЭРМ 6: Хачатуров Е.Н. Элиминация значительной части ДНК... - 1995 г.
ЭРМ 3: Иванов Ю.Н., Иванова Н.М. Жизнь по интуиции. - 1994 г.
ЭРМ 4: Гудзь-Марков А.В. Индоевропейская история Евразии. Происхождение славянского мира. - 1994 г.
Два открытия
Официальный доклад Аполлон-11. Лунные карты составлены безграмотно
Ральф Рене. Как NASA показало Америке Луну
НЛО: соседи по Солнцу.16.05.2011
Бутусов. Раджа Солнце. Глория. 9.01.2012
Катрен 18. Технология спаивания
Фильм С. Веретенникова
Энциклопедия русской Мысли. Том 17

Актуальная тема:

Ссылки:

rodionov@rusphysics.ru - ПОЧТОВЫЙ ЯЩИК РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА "ЖУРНАЛ РУССКОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ МЫСЛИ"
Главный редактор Родионов В.Г.
Денежные пожертвования направлять в Сбербанк РФ на карточку № 63900240 9014875013

Rambler's Top100